ул.Кантемировская
+7 (916) 614-34-72; +7 (916) 614-36-45
roads-ig@yandex.ru

Памяти Рашида Алимова

Рашид Алимов

Сегодня, 12 февраля 2021 года, у Рашида день рождения. Ему бы исполнился 41 год. Его жена создала группу памяти в фейсбуке — если хотите, можно вступить и написать что-нибудь. Или почитать какую-нибудь его статью (ссылки здесь).

Всегда тяжело писать об ушедших людях. Но сейчас невозможно пройти мимо и ничего не сказать.

Ушел уникальный человек. Человек, каких мало. Он боролся с ввозом урановых «хвостов» с 2005 года. Тогда они победили и ввоз был прекращен. И снова борьба.

Рашид Алимов — руководитель Энергетического отдела российского отделения Greenpeace, эколог, один из лучших экспертов России по ядерной энергетике. Он постоянно организовывал экспедиции в пострадавшие от «мирного атома» районы, где проводил исследования и забор материала для определения масштабов радиоактивного заражения местности.

Когда мы узнали, что планируют строить мостовой переход через реку Москва на месте захоронений радиоактивных отходов МЗП, мы обратились к нему за помощью. Он не только помогал советом, он лично организовал забор проб грунта со склона от Greenpeace и лично же отвез их в Санкт-Петербург. Благодаря именно ему у нас сейчас есть документальное подтверждение радиоактивного заражения грунта в районе строительства.

Мы также пытались организовать экспертизу грунта силами Инициативной Группы районов «Москворечье-Сабурово» и «Царицыно». Большинство фирм, в которые мы обратились, проигнорировали наш запрос. ФГУП «РосРАО» выкатило счет на сумму порядка 650 тысяч рублей, ФГУП «РАДОН» — порядка 45 тысяч. Однако после оплаты счета и забора грунта «Радон» отказался выдавать нам результаты под предлогом того, что мы не являемся собственниками территории. Поэтому документы, полученные Рашидом — единственное официальное документальное подтверждение, которое есть у нас на руках.

Соболезнуем семье и близким и всегда будем помнить этого замечательного человека.

Инициативная Группа «Москворечье-Сабурово» и «Царицыно»

Мы собрали слова людей, которые знали Рашида лично.

Андрей Ожаровский, Инженер-физик, критик атомной энергетики:

Рашид был моим другом. Не только соратником, единомышленником. Мне больно писать: «был»…
На Склон мы пришли вместе весной 2019 года. Наталья Синдяева писала «во все инстанции» — в РСоЭС и Гринпис тоже. Мы решили помочь — у меня в то время не было радиометра, а у Рашида был — и в один из приездов Рашида в Москву мы пошли на Склон. И увидели, что это действительно могильник. Настоящий.
Вот видео, которое снял Рашид: ссылка 1, ссылка 2. Я был в кадре — он нет. Тогда Рашид не мог показаться на видео с могильника, ведь у него не было разрешения от Гринпис, там свои правила посещения опасных мест. Один кадр с Рашидом я тогда всё же сделал.. На память…

Помню наше изумление — мощность дозы в «ямках» 1,1…1,5 мкЗв/ч (110-150 мкР/ч) — это много. Мы тогда не знали, что есть и в 10 и в 50 раз более «злые» ямки… Мы взяли пробы грунта — Рашид смог найти возможность оплатить анализ проб. Это было очень важно для доказательства опасности ситуации.
Но только издали кажется, что всё просто. Что если ты работаешь в мощной экологической организации, такой, как Greenpeace России, то у тебя ресурсов полно, ты можешь делать всё, что хочешь. В жизни не так. Нужны обоснования, включение в планы действий и прочее… Рашид всё это прошёл — и вот он — анализ проб — это действительно радиоактивные отходы.

И с того времени Гринпис — один из мощнейших участников кампании по могильнику химических и радиоактивных отходов Московского завода полиметаллов: «Greenpeace нашёл радиоактивное загрязнение непосредственно на маршруте Юго-Восточной хорды», «Greenpeace требует остановить начало работ по строительству Юго-Восточной хорды», «Суд по участку хорды у завода полиметаллов продолжится».
Но всё это будет потом. А началось всё в апреле 2019го, когда Рашид после рабочего дня приехал к МЗП с хорошим радиометром…

Памяти Рашида Алимова
Костя Фомин, бывший медиакоординатор Greenpeace, медиакоординатор ОВД-Инфо:

Рашид — человек, с которым я, кажется, проще всего в Greenpeace нашёл общий язык. На первый взгляд — спокойный, интеллигентный, даже тихий, но до ужаса влюблённый в свою работу, целеустремлённый, напористый. Он никогда не был антиядерным фанатиком, наоборот — всегда выступал за осторожные, корректные формулировки. Но он был убеждённым противником опасных технологий, которые много раз давали осечки, губили людей и на многие годы отравляли всё вокруг. Настоящим гринписовцем старой школы.

Он был по-хорошему неугомонным и брался за, казалось бы, обречённые на провал дела. Не всегда, но не так уж редко это давало реальные результаты, и я очень рад, что мог быть с ним рядом в эти моменты и помогать, чем умею. Помню, как он рассказывал мне про питерских поэтов и революционеров, когда мы гуляли по набережной, пока лодка с активистами Greenpeace подплывала к плавучей АЭС — и в итоге мы добились того, что её реакторы не стали запускать в черте многомиллионного Петербурга. Как нас пытался задержать охранник больницы в Архангельске, когда мы измеряли фон во дворе, где лежали мешки с трупами после аварии в Неноксе. Как мы черпали ведром воду из радиоактивной реки Теча в Челябинской области, чтобы доказать, что людям из окрестных деревень до сих пор угрожает опасность. Как весь день и полночи согласовывали пресс-релиз о том, что Росгидромет признал, что 10 его станций зафиксировали экстремальное превышение содержания рутения — а с утра в аэропорту я услышал, как наши слова пересказывают на РЕН ТВ.

Вчера Facebook напомнил мне, что ровно год назад мы с Рашидом тоже были вместе. Тогда активисты, выступающие против ввоза в Россию урановых «хвостов», установили у Гостиного двора бочки со значками радиоактивной угрозы, а Рашид встал рядом с плакатом. Никого не задержали, мы отметили успешную акцию в баре, и он поехал домой, а потом раздался звонок, что целый отряд полицейских настиг его в парадной. Почему в парадной? Они пытались обманом проникнуть к нему домой, но дочка Рашида им не открыла, и всей этой нелепой «группе захвата» пришлось помёрзнуть. Мы с друзьями тогда подумали, что Рашид хорошо её воспитал. Нам всем будет тебя не хватать.

Памяти Рашида Алимова

Иван Кондратьев, главный редактор сетевого издания «Клуб Здравомыслие»:

В августе (или сентябре?) 2019 года мне позвонил Андрей Ожаровский и сообщил, что Гринпис хочет провести исследование склона между МЗП и платформой Москворечье и что надо кому-то встретить специалиста для предварительного осмотра территории, и, если я не против, мне позвонит Рашид Алимов. Рашид позвонил, мы договорились о времени встречи со специалистом, который уже сидел в офисе Гринпис на Ленинградке. Специалист, дядечка из Питера, не очень спешил, он пообедал и подъехал на такси с сумкой на колесиках к остановке «Платформа Москворечье» на Каширке часа через два (три?). На месте он вынул из сумки профессиональный дозиметр, сделал замеры (10 см и 1 м по пять раз) в указанных мною точках и отчитался о наличии радиоактивных отходов, рассказал о том, что в 60-х РАО закапывались на территории предприятий, что они уже участвовали как эксперты в суде по ЦКАД, где проект также зашел на территорию с РАО и что трассировка была изменена..

В октябре Рашид Алимов приехал уже с ребятами из ТехноТерры и они целый рабочий день провели на радиоактивном склоне, делая замеры и отбирая пробы грунтов, кроме нас, жителей района, их сопровождали корреспонденты МБХ Медиа и др.

В ноябре Рашид участвовал в Круглом Столе в МГД, который организовал Павел Тарасов, а после заседания 30 января 2020 года в Московской Городской Думе по общественному контролю за работами на радиоактивном склоне, я проводил его до офиса Гринпис. Мы проехали на автобусе по Тверской, обсуждая разные аспекты общественной деятельности по противостоянию безумному стремлению «эффективных менеджеров» не замечать вред от радиоактивно опасной промышленности и ее отходов, в том числе различные формы образовательного и обучающего свойства, фильмы, игры, публикации и т.п.

В офисе Гринпис все были на совещании, он коротко переговорил в коридоре с одним из руководителей по какому-то судебному процессу, потом пошел знакомить меня с ответственным по лесному направлению, того не оказалось на месте, Рашида опять кто-то остановил в коридоре и я попрощался с ним.

Рашид был внимательным и вдумчивым собеседником, интеллигентом по натуре, образованным, а не «начитанным», его речь была выверена и корректна, а тексты убедительны и информативны …
Он умел действовать, а не только говорить о проблемах …

Памяти Рашида Алимова

Памяти Рашида Алимова

Памяти Рашида Алимова

Алексей (ИГ «Москворечье-Сабурово» и «Царицыно»):

Когда ситуация со строительством мостового перехода по прилегающей территории МЗП обострилась донельзя, Елена (участник ИГ Москворечье-Сабурово) каким-то образом вышла на Гринпис, и договорилась о встрече с Алимовым. Я отнесся к этому с некоторой долей скептицизма, но когда ситуация накалена, пытаешься использовать все методы и варианты чтобы заявить о своей проблеме и добиться правды и справедливости. Настал час Х, мы приехали к Рашиду и с первых минут я был удивлен тому, что в отличие от многих он отнесся к нашей проблеме не как к мелочи, а как к серьезному происшествию, грозящему серьезными последствиями. Это было неожиданно и очень приятно. Так и началось наше знакомство с этим замечательным человеком.

При всей серьезности подхода к работе, Рашид имел прекрасное чувство юмора и в принципе был позитивным и неутомимым человеком. Он умудрился пробить экспертизу грунта на месте будущего строительства мостового перехода, остро поднял вопрос в СМИ, довел дело до судебного разбирательства и вывел проблему на действительно высокий уровень. До сих пор экспертиза проведенная благодаря его трудам является опорной для данной проблемы. Отчасти благодаря ей была произведена частичная дезактивация поверхностного слоя грунта около МЗП, а так же вообще признание проблемы радиоактивного заражения правительством города.

В моей памяти Рашид остался прекрасным, честным, открытым, никогда не унывающим человеком, человеком дела, а не слова, человеком, который очень сильно помог нашим районам в частности и городу в целом, за что я ему крайне благодарен и буду помнить всегда.

Памяти Рашида Алимова

Катя Максимова, журналист, член «Антихорды»

Рашид был последовательным защитником нашей экологии от разных типов ядерного маразма, типа ввоза в РФ урановых хвостов. И очень помогал в борьбе против ЮВХ на радиоактивном склоне.
Благодаря Рашиду удалось получить официальные доказательства наличия радиоактивных отходов непосредственно на месте стройки ЮВХ — осенью 2019 он приехал из Санкт-Петербурга вместе с аккредитованной лабораторией, которая взяла пробы (в присутствии RTVI) и выдала заключения: радиоактивные отходы — прямо на месте опор! Это стало поворотной точкой, заставившей власти Москвы признать радиоактивную помойку. И ВЫВЕЗТИ (пусть и рукожопно, по-другому не умеют) часть РАО.
И с анализами на химию из Зеленой лужи со склона он помог. И иск об отмене экспертизы подал в суд от имени Гринписа. И много с чем еще. И с картой склона — вот только её доделать уже не успели(((
Наше последнее фото. Начало июня, в Питере — в час ночи — пересеклись как раз во время истории с пробами из зелёной лужи. Кто мог знать, что это — последняя встреча?
Вечная память. И огромная благодарность Рашиду за всё.

Памяти Рашида Алимова
Сергей Власов, муниципальный депутат района Печатники, член «Антихорды»

Я с Рашидом познакомился на могильнике радиоактивных отходов в месте строительства Юго-восточной хорды. Он стал членом «Антихорды», внёсшим неоценимый вклад в нашу борьбу. Был экспертом рабочей группы при Мосгордуме по вопросу строительства на могильнике. Я знаю его как честного и открытого человека, любившего природу и защищавшего людей от негативного воздействия государств на окружающую среду.
Искренние соболезнования родным, близким, коллегам.

Памяти Рашида Алимова
Воспоминания коллег и соратников в статье «Спасибо, Рашид».